Вологда горит, словно Москва под французами

За последние 15 лет в Вологде сгорело не меньше 50 деревянных домов.

16.02.2018 в 18:42, просмотров: 1318

Не проходит ни одного года, чтобы «культурная столица Русского Севера» не потеряла очередной шедевр деревянного зодчества. О том, как горят расселенные жилые дома, не имеющие никаких охранных обязательств, и говорить не приходится. Виновных найти не могут, поэтому по итогам расследований поджогов, как правило, выносят один и тот же вердикт: «Неустановленные лица без определенного места жительства».

Вологда горит, словно Москва под французами

По статистике, за последние 15 лет в Вологде сгорело не меньше 50 деревянных домов. Так, 5 февраля 2018 года в Вологде загорелся еще один объект, расположенный на улице Зосимовской, 5 а. Вызов на пульт дежурного МЧС поступил около 15 часов дня. Именно в этот момент проходил аукцион по продаже этого здания с участком земли.

Дом с историей и без

Дом купчихи Петровой был построен в 1891 году. В исторических документах купцы Петровы упоминаются как владельцы табачной фабрики. Кроме того, они держали лавки в торговых рядах в районе современной улицы Мира. После Октябрьской революции дом национализировали и отдали под коммунальное жилье. В конце 80-х годов прошлого века коммуналки превратились в отдельные квартиры, а в 2009 году чудом уцелевший особняк с историей длиной в 120 лет попал в список «выявленных культурных объектов», о чем свидетельствует сообщение, опубликованное на официальном портале администрации города.

Однако впоследствии ни градозащитники, ни жители бывшего купеческого особняка, ни знаменитые краеведы и историки не обратились в органы власти с заявлением о том, чтобы дом купчихи Петровой был внесен в реестр объектов культурного значения. Это нам подтвердили и в администрации города.

Дом не прошел соответствующую экспертизу, поэтому никто не установил его историческую ценность. Он так и остался «выявленным» , но не имел никаких охранных грамот.

В 2015 году дом на Зосимовской 5 «а» был включен в программу расселения из ветхого и аварийного жилья, а в 2016 году – расселен и признан подлежащим к сносу.

«Горячий» интерес

На снос нужны деньги, которых у Вологды, накопившей на тот момент бюджетный долг в 2 миллиарда рублей, не было. Средняя цена за демонтаж подобного ветхого жилья составляла 300 тысяч рублей. В первую очередь от «развалюх» очищали те микрорайоны, где освобождались большие площади для последующей застройки. На Зосимовской 5 «а» земельный участок небольшой, поэтому было принято разумное решение заработать деньги на процедуре продажи.

21 декабря 2017 года решением Вологодской городской Думы дом на Зосимовской, 5а включили в план приватизации, а затем выставили на торги за 2,302 млн рублей. Этот лот вызвал горячий интерес среди потенциальных вологодских инвесторов. Заявки на участие подали сразу тринадцать человек. Корреспондент «МК» поговорил с тремя из участников торгов. Все они не ожидали такого высокого спроса на объект.

В тот момент, когда открылся аукцион, предмет торга внезапно загорелся. По свидетельству очевидцев, огонь вспыхнул на уровне второго этажа. Работники службы МЧС сразу заявили, что причиной пожара стал поджог.

«Пожарные прибыли на место практически сразу, однако быстро справиться с огнем не удалось,- говорит начальник отдела информации и связи с общественностью регионального ГУ МЧС Анатолий Сапожков, - На месте работали 25 пожарных и 11 единиц техники».

Торги шли, а дом горел. Участники аукциона постепенно увеличивали цену, но уже через 34 шага победителем стал предприниматель Сергей Ольшуков. Он выкупил дом за 3 953 800 рублей.

К 17 часам вечера пожар удалось потушить. К этому времени от особняка купчихи Петровой почти ничего не осталось.

Ограничили свободу

На сегодняшний день уголовное дело по факту поджога не возбуждено, дом не продали. «Никто в администрации не предупреждал участников аукциона о том, что Зосимовская 5а является выявленным памятником архитектуры. В аукционной документации было сказано, что дом с участком продается обременением, но оно касается только границ застройки. Нам кажется странным, что дом загорелся за 10 минут до торгов, когда о победителе еще ничего не было известно», - прокомментировал Сергей Ольшуков.

Спустя несколько дней, он отказался подписывать договор с администрацией города на основании того, что не знал об условиях продажи. Несмотря на то, что сгоревшее здание не является объектом культурного наследия и памятником архитектуры, он подпадает под постановление Правительства Вологодской области от 2009 года, согласно которому дом на Зосимовской, 5 а находится в зоне «И 4». Отметим, в аукционной документации есть ссылка на данный документ.

«В этой зоне запрещен снос домов. Разрешена лишь реконструкция, а также ремонт объектов историко-архитектурной среды на основании заключения, выданного органом охраны. Этот дом реконструировать и ремонтировать можно, а вот сносить его нельзя, так как объект относится историко-архитектурной среде» - пояснила нашей газете заместитель начальника Комитета по охране объектов культурного наследия Вологодской области Ольга Семухина.

По условиям проведения аукционов покупатель, не заключивший договор о сделке, может потерять задаток, который внес для участия в конкурсной процедуре.

Что же касается бывшего особняка купчихи Петровой, то в случае, если покупатель все-таки не выполнит обязательства, дом вновь выставят на продажу. Однако цена его значительно снизится. Да и найти покупателей, помнящих об ограничениях, которые установил областной Комитет по охране объектов культурного наследия Вологодской области, будет довольно сложно.

Не исключено, что «печальная головешка» на долгие годы останется торчать в центре областной столицы, или городу все же придется потратить на деньги на ее снос.

Деревянный детектив

Некоторые из расселенных особняков уже очень много лет стоят вдоль дорог «недобитыми». Например, печально известный дом Назарова на Чернышевского (памятник архитектуры регионального значения) в 2016 году горел три раза. Поджигателей так и не нашли.

Еще один объект архитектуры - дом купца Свешникова (известный как «Дом со штурвалами») сгорел уже после продажи. В ноябре 2013 года за 6,18 млн рублей здание продали вологодской предпринимательнице Ольге Падчиной. Никакой охраны у особняка не было, однако 4 февраля 2014 года новая хозяйка заключила договор об охранных обязательствах и реставрации особняка с Департаментом культуры. Но через полгода уникальный дом сгорел.

«Вызов поступил на пульт дежурного в 11:13 в июле 2014 года, - рассказали нашей газете в ГУ МЧС по Вологодской области, - На место незамедлительно выдвинулись силы ближайших пожарных частей: 7 автоцистерн, 23 человека личного состава. К моменту прибытия пожарных здание горело открытым пламенем. Во время тушения специалисты обнаружили и очаги возгорания. Пожарные идентифицировали три «точки»  возникновения пламени. Одна из них находилась возле входа, две остальные -  внутри дома».

В том, что это был поджог, никто не сомневался. Но кто же в таком случае понес наказание? Это был редкий случай, когда полиция нашла виновника. Им оказался бездомный вологжанин. Он решил разжечь костер, чтобы вскипятить чайник. Но мужчина утверждал, что жег костер в одном месте, а пожарные обнаружили три очага возгорания. На данный факт не обратили внимания, поэтому и возбуждать уголовное дело не стали.

Через три месяца после пожара Ольга Падчина продала пепелище, заработав на нем несколько миллионов рублей. Дело в отношении предпринимательницы по решению Вологодского городского суда было прекращено за малозначительностью.

На своих условиях

С 2013 по 2017 год в Вологде в общей сложности было расселено 100 деревянных домов. Люди получили новое жилье, а ветхие дома стали угрозой для города. Не проходило и месяца, чтобы в МЧС не поступал очередной звонок о пожаре.

«Летом 2016 года загорелся большой двухэтажный барак на улице Карла –Маркса», - вспоминает вологжанка Мария, - «В это время я как раз гуляла с коляской неподалеку. Было очень страшно. Стекла летели во все стороны».

Между тем проблема дефицита бюджетных средств, выделяемых на снос, оставалась. Только сегодня администрация города нашла ее решение с выгодой не только для покупателя, но и для города: будущий застройщик получает землю только с условием сноса старого дома. При этом избавиться от разваленных построек необходимо в ограниченный срок.

«С октября 2017 года Департамент имущественных отношений проводит публичные торги по приватизации расселенных и аварийных жилых домов. Обязательным условием является снос аварийного здания в течение 60 дней», – рассказал начальник отдела аренды организации торгов Департамента имущественных отношений Вологды Дмитрий Шумов. – «В настоящее время проведено 23 аукциона, по результатам которых заключены договоры купли-продажи. По 16 объектам уже проведен снос расселенных домов и предоставлены подтверждающие документы».

Еще семь «деревяшек» демонтируют до конца марта 2018 года. Претенденты на собственность предоставляют минимальный пакет документов и задаток в размере 20 % от цены продажи, для принятия участия в аукционе. От реализации этих объектов бюджет города пополнился почти на 30 миллионов рублей. На ближайшей сессии депутатам городской думы будет предложено рассмотреть еще четыре проекта по приватизации расселенных домов с условием сноса.