Миссия выполнима: Как «Рождественская мечта» для ста детей из детских домов стала реальностью

Сегодня в российских детских домах страны живут в четыре раза больше детей, чем после Великой Отечественной войны

14.02.2017 в 12:23, просмотров: 1156

 И 90 процентов из них – так называемые социальные сироты. То есть дети, которые по тем или иным причинам попали в казенный дом при живых родителях. 90 процентов – вы только подумайте! Это классическая лакмусовая бумажка для современного общества.

Миссия выполнима: Как «Рождественская мечта» для ста детей из детских домов стала реальностью

А что остается нам? Может быть, пожать плечами – мол, нравственное падение общества, социальная деградация, кризис в стране… Кому вообще сейчас легко? Или все-таки решить, что капля сострадания, милосердия, немного участия и внимания от каждого из нас могут сделать большое дело. Как говорится – с миру по нитке…

Что может благотворительность?

В России существует множество благотворительных фондов, поставивших перед собой цель помогать детям из детских домов. Но есть среди таких фондов абсолютно уникальные, со своими традициями и проектами, которые делают их непохожими больше ни на кого.

Несколько дней назад из своего путешествия вернулся благотворительный фонд «Миссия», который воплотил рождественскую мечту более чем 100 ребятишек из 40 детских домов России, Белоруссии и даже Армении. Мальчишки и девчонки посетили вотчину главного Деда Мороза страны в Великом Устюге, стали участниками волшебной сказки с фейерверками и факельным шествием, морозных гуляний и старорусских игр, покатались на снежной горке, на снегоходе, увидели, как живет самый настоящий Дед Мороз, посетили его почту, познакомились с православными святынями Вологодчины и получили множество чудесных подарков.

Однако эту сказочную поездку дети должны были заслужить, приняв участие в конкурсе на создание традиционной народной рубахи своего края или области. В этом году в фонд поступило 35 детских работ, которые стали экспонатами выставки в ДК города Красавино Вологодской области. А оценивали работы настоящие профессионалы:  известный собиратель русского народного костюма Сергей Глебушкин и мастер по народному костюму Наталья Третьякова.

– Это уже седьмая по счету коллекция, созданная детьми из детских домов в проекте нашего фонда, – рассказывает учредитель фонда Маргарита Буряк. – Каждый год мы придумываем новые задания для детей. Они уже создавали тряпичную куклу, рушнично-обрядовое полотенце, одевали кукол в национальные костюмы, расписывали матрешек, шили народные шапки и лепили из глины. Но это не просто коллекции, которые выставили один раз и навсегда про них забыли. Теперь каждая из них живет своей жизнью, путешествует по миру и привлекает внимание людей разных профессий и статуса к судьбам деток из детских домов. Словом, работы, созданные нашими ребятами, продолжают нести и дальше свою благородную миссию.

В этом году фестиваль «Рождественская мечта» состоялся уже в 12-й раз, и впервые к нему присоединились знаменитости. В поездку вместе со своими детьми отправились актриса Ольга Кабо, телеведущая Алика Смехова, дизайнер современной одежды Алиса Толкачева и модель Ирина Дмитракова.

Глазами звезды

– Сегодня крайне непросто заниматься благотворительностью. Многие люди, которых мы приглашаем присоединиться к нашему делу, уже при слове «благотворительность» начинают проявлять недоверие, – поделилась во время путешествия своими переживаниями  Ирина Дмитракова. – Но в этот раз со мной в поезд сели мои знаменитые друзья со своими детками, и сегодня я вдруг услышала от них: «Мы с вами!» А это дорогого стоит. После таких поездок у каждого из нас жизнь делится на «до» и «после». И уже никто не возвращается домой прежним.

– Да, мы с вами, – подхватывает буквально оторванная от обступивших ее детей Ольга Кабо. – Отрадно, что и мой сын здесь, среди этой детдомовской ребятни. Он многое увидел и больше стал понимать. Но нельзя не сказать о том, что насколько это путешествие было сказочным для всех этих детей, настолько грустным оно было для нас. Одним из сильнейших впечатлений в этой поездке для меня стало посещение Великоустюжского детского дома-распределителя, куда попадают детки практически сразу после того, как их забрали из семей. Я надолго запомню глаза, которыми они смотрели на нас, осознание,  с какой душой они готовили к нашему приезду сюрпризы, сувениры, концерт… Все это не может оставить равнодушным. Выйдя на улицу, мы с Аликой Смеховой буквально успокаивали друг друга. Без слез на это смотреть просто невозможно!

– Сейчас я хорошо понимаю, чего так не хватает этим деткам, – продолжила Алика, показывая на пробегающую мимо стайку малышей. – Им не хватает теплых, добрых материнских объятий. Они же глазами просят: «Прижми меня к себе, погладь, поцелуй, улыбнись мне по-доброму». Это для них безумно важно.

На груди у Алики и Ольги приколоты одинаковые, расписанные вручную деревянные ангелочки.

– Их нам подарили детишки из Сыктывкарского детского дома, – делятся знаменитости. – Там совершенно чудесные ребятки! А эту подвеску-лапоток нам подарил мальчик Тоша с синдромом Дауна из детского дома в Хакасии. Сегодня он так весело отплясывал с Дедом Морозом!

Большие победы солнечного мальчика

С солнечным Антошей из республиканского дома-интерната для инвалидов и умственно отсталых детей в городе Абакане удалось ближе познакомиться уже в поезде, на обратном пути в Москву. Его педагог Татьяна Шолохова, буквально захлебываясь от восторга, вспоминала все, что им с особенным воспитанником довелось пережить в гостях у Деда Мороза и по дороге к нему.

– Антоша впервые выехал за пределы родного города. Это наше крещение, – улыбается Татьяна Юрьевна. – Я очень боялась ехать, пыталась отказаться от этой затеи, ведь он самый трусливый и неуверенный в себе ребенок во всем нашем интернате. Он всего боится!

Сегодня Антоше 9 лет, но детки-даунята развиваются намного медленнее. Сейчас его развитие примерно на уровне 4–5 лет.  Он почти не разговаривает, его общение ограничивается в основном жестикуляцией.

– Когда мы выходили из детского дома, – вспоминает воспитательница, – я просила у судьбы, Вселенной, Бога, чтобы мы благополучно пережили это путешествие. И тут мой Антоша чуть ли не впереди меня забегает в самолет, как будто каждый день летает. А до этого не спасовал перед эскалатором. Лесенка едет, а он радуется, смеется. Из поезда вышли – мороз лютый! Он вдруг сразу схватил морозного воздуха – опешил, щечки красные, пар изо рта, слезки из глаз… Думаю: ну вот, что же делать? Они у нас там такие тепличные, наши доктора оберегают их, кутают. Но тьфу-тьфу-тьфу... А в автобусе, когда экскурсовод стал зачитывать нашу программу, я про себя думаю: «Нет, это все мы никак не осилим. Это, пожалуй, я пропущу, и это, и это, наверное, тоже». Да не тут-то было! Мы увидели абсолютно все. Восторг моего мальчика вообще невозможно передать словами. Он смотрел на все широко раскрытыми глазами и с улыбкой. Я ему говорю, мол, пойдем греться, а он – нет, туда, туда! В толпу тянет, сказать не может и на руках все пытается показать понятными только мне с ним жестами. Я на него смотрю и не могу поверить собственным глазам. А ведь я еще не хотела везти этого ребенка!

Татьяна долго рассказывала про то, как Антоша с достоинством представлял на выставке свою, сшитую специально для конкурса, рубаху. Как этот не совсем здоровый интернатский ребенок, который нигде никогда не бывал, полностью раскрепостился. О том, как он танцевал на сцене «Лапти», катался с крутой горы и навсегда забыл свой главный детский страх перед Дедом Морозом…

– Ой, я даже боюсь своим руководителям говорить, – смеясь, продолжает Татьяна Юрьевна. – Та крутая гора в Боровниках, помните? «Антон, поедем?» – «Да!» Трусишка мой сел на надувную плюшку. Летим, я его к себе крепко прижимаю, а он смеется так заливисто, кричит вместе с детьми. Такая была радость! А как же обратно в гору подниматься? Я – в возрасте, он – маленький, неуклюжий. «Ну что, Антон, битый небитого везет, надо терпеть...» Два шага сделаем – отдыхаем. Он меня подталкивает: пошли, говорит, пошли. С трудом поднялись, вдруг Антоша увидел снегоход. Туда! «Твои желания сейчас все исполняются, – говорю. – Ты в сказке». Завязала ему рот большим шарфом, усадила на снегоход, и все по-новой.

А вот еще одна огромная победа хакасского мальчика – именно в этой поездке он вдруг стал говорить много новых слов. А это для таких деток просто невероятное достижение.

300 долларов для настоящего детского счастья

Оказывается, творить добро – не страшно. И часто по силам любому человеку. Для этого совсем не нужно создавать серьезные фонды и организовывать сборы. И рассказанная Маргаритой Буряк еще одна история тому яркое подтверждение.

Однажды, уже много лет назад, она приехала с подарками в большой белорусский интернат для детей-инвалидов, и как раз попали на время прогулки. Деток выводили во двор. Кто-то помогал выйти другим, иные и вовсе несли друг друга на руках. А деток без рук и без ног посадили на расстеленный прямо на улице большой матрац. Так на этом матраце ребята и гуляли.

– Я стояла перед этими детками с подарками в руках и в полной растерянности, – вспоминает Маргарита. – Как я их им отдам? Что они с ними будут делать – вот такие, без ручек и ножек? Я неуверенно подошла к девятилетнему мальчику и положила перед ним коробку. И вдруг Олег (я до сих пор помню, как его зовут) взял коробку своими культяпочками, очень осторожно вынул из нее каждый предмет, все внимательно рассмотрел, а затем так же аккуратно сложил все обратно. Что со мной было в тот момент – не предать.

Позже в кабинете директора интерната Маргарита узнала, что для того, чтобы поставить мальчика на ноги и подарить ему полноценную жизнь, нужно несложное протезирование. Да, государственные программы предусматривают бесплатные операции для таких детей. Однако у интерната элементарно нет средств, чтобы оплатить дорогу до Минска (детский дом находится в Витебской области) и десять дней послеоперационной реабилитации. Цена вопроса – около 300 долларов. Вдумайтесь только: 300 долларов, чтобы вывести жизнь мальчика на совершенно новый уровень!

– Поначалу я боялась работать с детьми с ограниченными возможностями. Мне казалось, что это абсолютно неподъемный, дорогостоящий и проблемный пласт, – подытоживает Маргарита. – Но этот случай навсегда перевернул мое представление о благотворительности. Мы сами себе в голове устанавливаем какие-то границы – а их нет. Мы должны быть милосердными и толерантными. Делать добро не страшно.